Общество

Чистый Голодный

Этой зимой на станции аэрации МУП «Горводоканал г. Волгограда» смонтировали и запустили новое оборудование: решетки из нержавеющей стали с электроприводом дают более качественную очистку сточных вод. Из-за сложностей с зимней доставкой на остров новое оборудование смогли показать журналистам только в конце марта — накануне Всемирного дня воды.

Предлагаю вам совершить путешествие на остров, а по дороге поговорить о том, что это за место и почему оно так важно для города.

В теплое время года рабочих доставляют на станцию на теплоходике.

Зимой приходится использовать аэросани, а когда и они не справляются с дорогой, как было этой зимой, — на вертолете. Обычно здесь работают сутки через трое, а зимой переходят на вахтовый метод — по пять суток подряд.

 

Очистные сооружения на острове Голодном отвечают за очистку канализационных стоков северной части города. Стоки поступают сюда по трубе, проложенной по дну Волги от канализационной насосной станции на ул. Краснознаменской.

 

Канализация в Царицыне появилась лишь спустя 25 лет после пуска водопровода. До этого нечистоты просто сливали по склонам оврагов, а там уж куда потекут — в Волгу так в Волгу. В 1913 году на Всероссийской гигиенической выставке был представлен проект Царицынской городской канализации. В 1915 году работы были завершены. Канализация состояла из коллектора, насосной станции и полей орошения, к сети было подключено 225 абонентов. Нечистоты вывозились обозами на свалки. В 1920-х годах очистка производилась ассенизационными обозами и уборочными отрядами. К ней привлекались заключенные царицынской тюрьмы. Стоки очищали через решетку и подавали на расстояние около трех километров в поля орошения через осадочный бассейн. В 1935 г. канализацией было обеспечено 21,8% жилой площади и 14,3% населения. В часы максимального расхода часть жидкости шла напрямую в Волгу.

В послевоенное время остро встал вопрос о санитарной охране Волги. Качество волжской воды было крайне плохим, полоса загрязнений составляла 100–150 м от правого берега, летом доходя до левого. Ниже города она простиралась на 35–40 км. На правом берегу насчитывалось свыше 60 выпусков неочищенных сточных вод, в том числе и токсичных стоков химических предприятий. К концу 60-х годов в городе постоянно наблюдались многочисленные инфекционные заболевания. По настоянию санэпидстанции ввели обязательное хлорирование сточных вод. Эпидемии пошли на спад. Но органы рыбнадзора требовали не допускать попадания хлора в Волгу.

В 1955 году была представлена схема городской канализации, состоящая из шести локальных систем. У проекта было выявлено немало просчетов, и в 1961 году рассмотрели новую схему. Она предусматривала две локальные системы. В Южную входили Кировский и Красноармейский районы, все остальные — в Северную.
Для размещения очистных сооружений Северной системы рассматривали две площадки – на Горной Поляне и на острове Голодном. На Горной Поляне есть оползневая зона — это создало бы дополнительные сложности. Площадка на острове Голодном сокращала транзит сточных вод из северных районов города на 7 км по сравнению с правобережным вариантом. В соответствии с этой схемой все коллекторы собираются на главной насосной станции на берегу реки Пионерки, которая перекачивает стоки на очистные сооружения.

 

В 1969 году началось строительство очистных сооружений на острове Голодном, дюкеров по дну Волги, главной насосной станции на северном склоне реки Пионерка, главного канализационного коллектора со станциями малой производительности, отводящими сточные воды от жилых массивов в главный коллектор.
Когда в начале 1970-х в Волгограде были зафиксированы тяжелые желудочно-кишечные инфекции, наш и некоторые другие волжские города были закрыты для въезда и выезда. Правый берег Волги стал запретной для купания и отдыха зоной. Это требовало ускорения строительства очистных сооружений.

 

В июне 1975 года стоки северной части города пошли на очистные сооружения острова Голодный. Качество волжской воды в северной и центральной частях Волгограда стало отвечать ГОСТу.

В холодное время года здесь множество птиц — чайки, вороны, сороки… За едой они летают в город, а здесь греются, ведь в вода в отстойниках намного теплее волжской, она никогда не замерзает.

Технология очистки стоков была принята классическая, с проектно-техническими решениями 60–70-х годов.

Вода поступает на решетки, где освобождается от крупных загрязнений. В 2013 г. смонтированы новые – с зазором 8 мм, в два раза уже прежних, пропускавших мусор размером до 16 мм.

Вот так решетка выглядела до монтажа.

А вот она в работе. Процесс полностью автоматизирован: датчики следят за уровнем воды, количеством мусора — и по мере необходимости запускают гребень, который вычесывает все эти посторонние предметы.

Демонтированное оборудование пойдет в металлолом.

Раньше задержанный мусор шел под пресс по такому открытому транспортеру.

Теперь и этот процесс полностью автоматизирован.

Отжатый почти досуха мусор обеззараживают и вывозят на специальные площадки.

Вот это все, что на снимке, не должно было попасть в канализацию. Это — твердые бытовые отходы, которые утилизируются совсем другими методами. Но горожане ленятся и путают мусоропровод и канализацию, поэтому валят в унитазы и пищевые отходы, и пластиковые упаковки. В новогодние праздники лавиной идут недоеденные салаты, а в августе начинается вал арбузных корок. Водоканал же следит за тем, чтобы вся эта «красота» не попала в Волгу. Мы ведь из нее пьем…
Пройдя решетки, стоки поступают в песколовки, затем отстаиваются в первичных отстойниках, чтобы взвешенные частицы выпали в осадок, а жироподобные всплыли вверх. Эти загрязнения удаляются из отстойников. На этом механическая обработка заканчивается.
Затем вода попадает в аэротенки. Здесь специально подобранные колонии бактерий (так называемый активный ил) поедают органику, содержащуюся в воде. Чтобы поддержать активность полезных бактерий, в аэротенки подается сжатый воздух.

 

В 1998 году ураган повалил линии электропередачи, через которые шло энергоснабжение на остров Голодный. Оборудование встало. Без подачи воздуха активный ил стал отмирать. Жизнеспособность бактерий без подачи кислорода прекращается через три-четыре часа. Электричество подали лишь через сутки. Сотрудникам станции удалось сохранить небольшую колонию. Ее пестовали, как ребенка, подбирали благоприятный режим подачи стоков и аэрации. Спустя два месяца активный ил начал восстанавливаться.

 

Стоки, прошедшие биологическую очистку, поступают во вторичные отстойники. Активный ил оседает на дно и удаляется, часть его возвращается в систему. Следующий этап технологии – обработка осадка.
Отработавший свое активный ил — товарный продукт, который используется как эффективное удобрение: тонна осадка равна пяти тоннам навоза. Раньше применение этого удобрения сдерживалось из-за опасности присутствия в нем солей тяжелых металлов. Однако после 1990-х, когда контроль качества сточных вод ужесточился, а промышленное производство сократилось, состав осадка удовлетворяет требованиям к удобрениям. Это подтверждено документами. На этом удобрении, в частности, растут газоны ЦПКиО и недавно открытого парка «Дружба». Зеленые насаждения на территории станции аэрации — тоже «заслуга» активного ила.
Финальный этап очистки стоков — обеззараживание ультрафиолетом. Это самая безопасная технология на сегодня.

Станция ультрафиолетового обеззараживания начала обработку стоков в 2008 году.

И все это делается для того, чтобы сохранить чистой самую большую нашу ценность, великую реку Волгу.

Анна Степнова.
 

Показать больше

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Close
Close