ав1ВластьНовостиРегионы

«Вы и убили-с!»

8 ноября окончательно развеялся миф о том, что Андрей Иванович Бочаров не боится ни Бога, ни чёрта, а его боится даже сам Флинт. Выяснилось, что Андрей Иванович не просто боится – он в истерике.

А истерика вызвана всего лишь тем, что в город Глупов, как-то одновременно приехали: борец с непрозрачными закупками и картельными замутами, депутат Госдумы Антон Гетта, которому «Единая Россия» доверила контроль над подготовкой к выборам 2019 года; аудиторы Администрации президента Российской Федерации и группа неприметных молодых людей с калькуляторами, ноутбуками и простыми кнопочными телефонами.

И так удачно совпало, что именно накануне их визита, Андрей Иванович Бочаров, пока ещё губернатор Волгоградской области, внезапно вспомнил, что он не специалист по благоустройству придомовых территорий и вырубке зелёных насаждений, а, некоторым образом, высшее должностное лицо. И взялся за комплексное наведение порядка. С фирменной, присущей только ему, сноровкой.

Ёршик, который привезли московские гости, так будоражил воображение, что стремительно «заработал» «Красный Октябрь», срочно «возродился» «Химпром», возбурлила процедура прижимания к ногтю «некоторых зарубежных собственников». А раз пошла такая пляска – опять же в свойственной ему манере, не называя имён – Андрей Иваныч, чтобы два разА не вставать, разоблачил заговор «некоторых СМИ», через которые готовятся «массовые акции». А параллельно забубенил бесплатный выпуск «Волгоградской правды» тиражом в 500 000 экземпляров– о себе, любимом.

Короче говоря, за неделю навёл наш Иваныч таких движений вперёд, что я просто чувствую себя обязанным помочь чудо-губернатору в разоблачении злодеев, покушающихся на его стабильность. И поэтому, специально для Андрея Бочарова, я публикую этот лонг-лонг-рид. Про «Красный Октябрь», разумеется. И про то, кто и как на самом деле убивал ведущее металлургическое предприятие России. Тем более, что он это и так знает, как, пожалуй, никто другой.

«Вскрылись новые факты целенаправленного уничтожения волгоградского ВМК «Красный Октябрь» — сообщает один информационный ресурс. И крупным планом показывает губернатора Бочарова. Я сперва прям даже опешил — честно, не ожидал такой шокирующей откровенности именно от этого портала.

И думаю, что некоторые факты и, правда, надо вскрыть. Их как минимум семь. 

Факт № 1 

Андрей Бочаров и его гоп-стоп компания заинтересовались комбинатом, вовсе не когда предприятие признали банкротом (как именно — история отдельная), а наоборот, когда дела пошли хорошо.

Хронология шатаний «охотников за «Красным Октябрём» такова: 

2012 год . Старый завод, обанкроченный не без участия «Ростеха», некоторых нынешних политиков-единороссов и прочих реальных и потенциальных «совершенно понятных» — фактически не работал. Имущество было распродано, часть его приобрел — на открытых торгах, причём, как доказано сейчас: по вполне справедливым ценам — Дмитрий Герасименко. «Реализуя преступный замысел», он решил развивать производство и сделать из умирающего предприятия флагман отечественной спецметаллургии.

Он берет кредиты, привлекает европейских партнеров, покупает оборудование и реорганизовывает территорию. Постепенно значительная часть коллектива переходит работать на комбинат. Что вызывает зубовный скрежет не только жуликов, окопавшихся вокруг завода в качестве «поставщиков лома» и «охранников», но и… налоговой! Мытари были возмущены — как это не взыскать с завода? Ну и что, что не работает. Вот же такой же рядом, название то же самое, половина сотрудников – бывшие заводчане. Порвать новое предприятие не дал ныне объявленный злодеем, губернатор Боженов, отчего – то считавший, что городу нужны деньги и слава столицы спецметаллургии. Считается, что именно тогда Роман — не забирайте его он самим нам нужен!  — Иванов и невзлюбил Герасименко. Обиды, человек с самой русской фамилией и не самой русской ментальностью – не простил. И отыгрался. Но позже. 

2013 год. Начало работы металлургического комбината, который с прежним предприятием роднило название и часть территории. 

2014 год. Волгоград впадает в ересь «движения в перёд». Правда, на старте этого пути в бездну, у его провозвестника до «Красного» руки не доходили. Пока. Попервой его занимали Тракторный завод, Химпром, чуть позже ВЗБТ. Все они от этого исключительного внимания, каждое проявление которого сопровождалось трубным рёвом губернаторских СМИ о любви и заботе к этим объектам, вскорости покинули этот бренный мир.

2015 год.  Старожилы АВО, про которых теперь не пишут издания холдинга, утверждают, что именно тогда Андрей Иванович и заинтересовался металлургией. Вызывает губернатор доставшегося ему по наследству от плохого Боженова хорошего Бекова и узнает от него, что в 2014 году модернизированное предприятие получило выручку 15,2 млрд — втрое больше, чем умиравший завод, когда ещё работал. Операционная прибыль комбината составляет 1,4 млрд и есть даже чистая прибыль! Возмущению лидера наведения порядков и борьбы с коррупциями не было предела. Ведь известно, что «все предприятия, которые у нас работают, они наши, так и будем относиться», а тут огромные деньги идут не туда, куда нужно Андрею Ивановичу. Что там говорить: комбинат даже на привокзальный Храм не разведёшь – у них на территории свой имеется.

Бочаров не стал ходить кругами, а просто написал письмо министру промышленности Денису Мантурову, в котором выразил «обеспокоенность» состоянием дел на предприятии. В частности, обеспокоила его растущая – внимание — дебиторская задолженность. Подчеркну: не кредиторская, а наоборот! Отдельной проблемой Андрей Иванович назвал «отсутствие информации о фактическом собственнике предприятия». Отсутствие информации о фактическом собственнике тех же «Концессий», которые весьма ловко поимели упомянутый выше волгоградский «Водоканал», и продолжают его иметь (вместе с миллионом терпил — потребителей), его почему-то не смущает. Может просто потому, что он их знает в лицо и одного из них видит ежедневно, подходя к зеркалу? А вдруг?

Факт №2

Бочаров сознательно убивал деловую репутацию ВМК «Красный Октябрь». Причем, делал это на протяжении трёх лет кряду.

Теперь уже известно, что на момент написания встревоженного письма, Бочаров всё знал. Знал и что за бывшим учредителем ЗАО «ВМК «Красный Октябрь», неким ЗАО «Орт», стоял тогдашний директор концерна «Уралвагонзавод» Олег Сиенко. Знал, что в своё время именно его команда нашла способ избавить «Красный» от старых долгов, создав новое юрлицо. Знал, что бизнес у «Орт» не пошёл и совсем ещё «пустой» комбинат у него выкупил Герасименко. Этот бизнесмен с амбициями, с тревогой наблюдая за метаниями «молодого Вертера» и получая от безопасников информацию о том, как один за другим гранды местного бизнеса исчезают в направлении «движения в перёд», зарегистрировал компанию в швейцарской юрисдикции. На всякий, как говорится, случай. Как в воду глядел!

Правда, бивший в министерский набат, сочиняющий письма несчастья губернатор, как-то приподзакрыл глаза на то, что «проблемный» владелец комбината, приобрел оборудования почти на 200 млн евро. Запустил массу производственных процессов, обеспечивших «Красному» прочное лидерство не только на международных выставках, но в реальном сегменте металлургического бизнеса. А может Бочаров этого просто не знал? Странно. Ведь ощутимые результаты работы Герасименко подтверждены множеством, как прямых, так и косвенных данных, заявлениями экспертов и вообще никем не оспаривались до 8 ноября 2018 года.

Факт №3 

Герасименко не «отмутил» советский промышленный гигант. Он построил на руинах давно убитого — современное производство. Вернее, начал строить…

Герасименко оказался провидцем — едва комбинат заработал на полную катушку, ему стали поступать предложения о «разделе бизнеса». Для большей убедительности, в мае 2015 года следователи из Челябинской области, где позиции Сиенко настолько сильны, что он – как утверждают уральские эксперты – за столиком парижского кафе решал вопросы о назначениях на высокие посты лично преданных кадров — даже задерживали Герасименко. Как вскоре выяснилось, за ситуацию, которая легко решилась , оставшись в истории, как урегулированный спор.

2016 год. 5 апреля на комбинат при поддержке спецназа пришли следователи. Полицейские якобы расследовали похищение кредита банка ВТБ, который получала давно не существующая, но крайне интересная компания «Русспецсталь», и который должен был пойти на модернизацию завода «Красный Октябрь». 65 млн евро «Русспецсталь» получила в 2007 году, а пропали они «не позднее» мая 2009. И кто же оказался в подозреваемых? А Герасименко, который появился в Волгограде… в октябре 2011 года! В камерах предварительного заключения оказался весь менеджмент комбината, включая директора Валерия Явецкого, главбуха Ольгу Новохатскую и руководителя «торгового дома» Романа Модвзгришвили

Едва Явецкого выпустили из СИЗО – на комбинат примчался Бочаров и немедленно провёл совещание. Грозно хмурил брови, жаловался на то, что запутался в многочисленных «красных октябрях» и «торговых домах». Обещал помогать, «если собственник будет выяснен». Спустя всего пару дней Герасименко через прессу заявил о том, что он является единственным владельцем комбината. И не только через прессу. Дело в том, что заместитель Губернатора Волгоградской области – председатель комитета промышленности и торговли Волгоградской области Роман Беков вплоть до 8 ноября 2018 года был на постоянной связи и с собственником, и с менеджментом комбината, а его сотрудник Алексей Цалко, так и вовсе общался с сотрудниками комбината по несколько раз на дню. Впрочем, ни добра, ни помощи комбинат не увидел. 

Кстати, о Сиенко. Именно он – в числе разного рода посланцев, как рассказал владелец ВМК — предлагал ему подобру-поздорову «переписать акции». Довольно толерантно по нашим временам — 75 %. 

Не сложилось. И тогда в дело вступила АВО-шка. А она на проценты не разменивается. Если Карфаген есть – он должен быть разрушен. Пусть это и не Карфаген вовсе, а одно из последних работающих предприятий Волгограда, но Иваныч не ошибается.

Прессинг Герасименко перешёл в такую дикую стадию, что в декабре 2016 года он был вынужден приехать на Кипр, чтобы защищаться в правовом режиме. К тому времени он уже был дважды заочно арестован. Дважды! Но вот прошло уже два года, а международные правоохранители не получили ни одного подтверждения виновности Герасименко и дело против хозяина ВМК до сих пор не дошло до суда. 

Но мысль о  Карфагене не давала Иванычу спать.

Одновременно с арестами на ВМК прошли проверки налоговой, Росприроднадзора, прокуратуры, я никого не забыл? На комбинате шутили, что ожидают комиссию по проверке заводского музея на предмет сохранности экспонатов. Дошутились. 

«Ни рубля сегодня предприятие не имеет на своих счетах, — сказал Андрей Иванович, — для вашей информации, все счета «Красного Октября» заблокированы. Ни одного счета финансового не открыто, ни рубля нет», — с обидой в голосе процедил первый в истории региона человек, досконально исполнивший свое единственное предвыборное обещание. Он говорил «легко не будет». И действительно — с 2014 года стало существенно труднее. И не только ВМК. 

Факт № 4 

Комбинат системно уничтожают. За три года проведена масса безумных, не по числу, а по масштабу, одновременно шедших проверок.

Да, с рублями на счетах, оно, конечно, было бы покрасивее. Но, для вашего сведения, Андрей Иванович, счета не заблокированы. Счета арестованы! Еще весной 2016 года. Причем вы об этом знали давно. Знали, но до того, как на крышу администрации области спикировал жареный петух отставки — ничего не предпринимали. К вам неоднократно обращались за содействием по самому широкому, если хотите, комплексу вопросов и прежде всего о газоочистке. И как реагировали вы? А никак. А ваши подчинённые? Грамотные, в общем, люди – не желая выбиваться из общего строя бредущих в перёд, оплёвывались отписками, не отвечали на телефонные звонки, игнорировали факсы и почтовые отправления. А тем временем газоочистку всё-таки начали делать и с арестованными счетами. Это именно из-за её строительства сняли крышу с цеха, что крайне возмутило великого специалиста в краеведческой металлургии. Губернатор, к слову, нарушая технику безопасности, гонявший по заводу без спецодежды и защитной каски, так возбудился по отсутствию крыши, что я, например, заподозрил в этом какой-то терзающий его лично мотив. Крышу надо беречь – это бесспорно. Крыша не должна протекать.

Наверное не к месту вспомнилось: «Позвольте, но как же тогда он служил в очистке…?!»

И без каски. 

Факт №5

Арбитражный суд признал комбинат банкротом, хотя предприятие не имеет ни одного реестрового кредитора.

Случившееся 8 ноября в Волгограде — явление не только в Российской – в мировой судебной практике нового времени — безусловно, уникальнейшее. История эта настолько феноменальна в своей наглости, что это сложно выразить словами даже мне, пареньку, который обычно, за буквами в карман не лезет.

К началу слушаний в реестре требований оставались только требования «Златоустовского электрометаллургического завода», который был готов и на заключение мирового соглашения и просто признать, что ему уже заплатили и ВМК уже может – и должен – нормально работать. Но налоговая инспекция, долги которой уже погашены (!!!), заявила, что во-первых, у комбината как бы накопился новый долг в 130 млн рублей, а, во-вторых, у ВМК плохой баланс. Операционные убытки больше 2 млрд. Кредиторская задолженность тоже свыше 2 млрд. Напомним, до того, как Андрей Иванович «взялся» за ВМК, у комбината росла только дебиторская задолженность. 

И вот это всё налоговую беспокоит, волнует, а значит, быть металлургам в наблюдении! Доводов – никаких. Ну, просто ноль доводов. Сложилось ощущение, что и налоговая, и суд вообще не отдупляют разницу между понятиями кредиторская и дебиторская задолженность. Кредиторская это задолженность перед акционером, а операционный убыток это вообще частное дело предприятия. У табачной фабрики он ещё больше, например! Андрей Иванович, куда смотрите? Вот он, потенциальный банкрот! 130 млн это вообще текущая задолженность, она до окончания календарного года никакого отношения к банкроству иметь не может, долги, что были в реестре, ВМК погасил несколько раз. Но… 

Карфаген. Кар-фа-ген…

По крайней мере, только, когда в заседании начался перерыв — в коридоре появились «совершенно понятные» телекамеры и не менее «понятные» журналисты, упомянутого в начале этой заметки, информагентства. А всего спустя 20 минут после вынесения, хм… «вердикта», как из лотка копира посыпались десятки одинаковых публикаций.

Факт №6

Организовав захват в стиле 90-х, губернатор рассчитывал на ответную реакцию в аналогичном ключе.

И не просто рассчитывал – очень сильно хотел. В зале было полтора десятка работников комбината. И трое судебных приставов. Но за углом их было еще человек 40(!) — с резиновыми палками и более суровым оружием. Судья еще не дочитала свое решение, а в ворота комбината уже стучалась Росгвардия и полиция, сопровождавшие каких-то неизвестных людей. Впрочем, неизвестными они были недолго. Известного специалиста по бизнес-флибустьерству Зою Галееву узнали сразу. Суд еще не выбрал СРО, а госпожа Галеева уже гоняла по ВМК, требуя немедленного предоставления документации. О том, что именно она появится на комбинате, если у Андрея Бочарова и его вассалов получится задуманное, Дмитрий Герасименко заявлял в интервью несколько месяцев назад.

По информации ряда источников, был приведен в готовность один из ЧОПов, который планировалось зарядить на исполнение особо грязной работы, чтобы прямо не подставлять Росгвардию. Надо поклониться в ноги уже бывшему менеджменту предприятия, который сделал всё, чтобы предотвратить опасный конфликт, а также профсоюзу, сумевшему удержать рабочих, которых вновь прибывшие откровенно провоцировали.

Интересно, что в упомянутом выше интервью, Герасименко предсказал не только пришествие Галеевой, но и назвал СРО, которому могут отдать управление отжатым комбинатом. Бывает же такое: судья волгоградского арбитража «методом случайной выборки» определила именно эту организацию, с улицы, извините, Скотопрогонной.

В этой-то московской структуре трудится скромный управляющий из Волжского по имени Сергей Харченко.

Факт № 7

«Оздоравливать» комбинат будут весьма специфические люди.

«Конкурсное производство не всегда ликвидация. Я только за, чтобы оздоровить предприятие. И попытаться, чтобы оно поработало в дальнейшем», — обнадежил всех Сергей Вячеславович. 

Я вот, например, тоже за то, чтобы «поработало в дальнейшем». Хоть когда-нибудь. А если не получится, то Андрей Иванович должен знать, кого в этом виноватить.

Поэтому, считаю важным рассказать, кто такой Сергей Харченко. Хотя это и так понятно, если вспомнить слова Бочарова на второй день после введения банкротства — про «заблокированые счета». По закону о банкротстве, в случае начала конкурсного производства, арест со счетов снимается с момента вынесения решения. Но новоприставленный к печам «независимый управляющий» то ли этого не знает, то ли боится чего-то иного.

Харченко действительно обладает колоссальным опытом. У него за плечами несколько десятков банкротств. Среди них, например, банкротство столовых. Аж трёх, две из которых это МУПы. А были ещё МУП по ремонту обуви Красноармейского района и МУП кинотеатр «Родина» . Про первый не скажу, а второй объект хорошо известен. Кинотеатра там давно нет, но есть здание, где проводят встречи с «избирателями» участники праймериз «Единой России», тусят МГЕР-овцы, хороводят организаторы общественных послушаний. А в перерывах немношк торгуют шубами. Короче, «Родину», Харченко не спас. 

Как не спас и ещё три десятка предприятий. Среди них, например, кафе «Звезда Поволжье». Но не только столовки и кафе «спасал» товарищ Харченко. Были в его карьере и чуть более заметные предприятия. Например, скандально известный застройщик ООО «Дом-инвест», а также «Волжский мясокомбинат». 

Из тех предприятий, что банкротил Харченко, из банкротства вышло всего одно — это «Эффективное управление» из города Элиста. Но фишка в том, что это ГУП. Надо же, правда?

Остальным клиентам Харченко повезло меньше. Некоторые продолжают болтаться между жизнью и смертью, но большинство уже ликвидированы

Главным помощником Харченко назначил бывшего директора ВМК, а ранее ВМЗ, а ещё ЗЭМЗ Валерий Явецкий. Когда рабочие узнали о его триумфальном возвращении, то вначале просто не поверили. Ведь об этой легендарной личности на «Красном» знает каждый. Хотите, в качестве знакомства почитайте высказывания Герасименко, а хотите – изучите детали. 

А они таковы. Некоторое время назад, собственник выяснил, что Явецкий «необоснованно систематически получал из средств общества денежные средства в виде заработной платы без документов, устанавливающих основания и сумму премирования, поскольку указанные выплаты не были предусмотрены трудовым договором» — это цитата из вердикта суда. Так Явецкий нанёс ВМК убытков на 13,5 млн рублей. То есть выплатил сам себе премий на эту сумму

Вернуть нажитое Явецкий не захотел и подал апелляцию. Которая удачно совпала с прозрением экс-директора. Словно очнувшись от тяжкого похмелья, 1 декабря прошлого года он выступил с интервью, в котором сорвал покровы со «злодеев», под гнётом которых ему пришлось ураганить на ВМК. И, разумеется, в момент озарения Явецкому явился образ губернатора, как единственного спасителя предприятия. И на тебе — через три дня апелляция отменила решение суда. Явецкий перестал быть должен «Красному Октябрю». Он, было, обрадовался – вон чо Бочаров чудотворный делает, но в марте нынешнего года уже кассация разобралась в теме и вернула Явецкого в статус злостного должника. 

Вот этого человека Андрей Иванович и назначил (называем вещи своими именами) исполнительным директором завода. В руководство вернулись также Новохатская и Модвзгришвили. Последний совсем недавно был фигурантом уголовного дела, по которому проходил вместе с Герасименко как со-организатор мошеннических схем. А потом из дела выпал, за отсутствием состава и резким прозрением.

Вот такое оздоровление ожидает предприятие.

И, завершая, сделаю три очень важных замечания.

Первое. Андрей Иванович, аудиторы ещё здесь. Поэтому годовщину чудовищного «покушения», организованного и осуществлённого криворуким ниндзя – невидимкой, отмечайте как-то поскромнее.

Второе. Андрей Иванович, на досуге на холодную голову, прочитайте «Преступление и наказание». Это книга не такая увлекательная, как «Повесть о настоящем человеке», но не менее полезная.

Третье. Андрей Иванович, к теме украденного предприятия я ещё вернусь, и не раз, несмотря на дурацкие сентенции о «некоторых СМИ», которые предоставляя трибуну Герасименко, «разжигают протесты». Протесты разжигаете вы лично, убивая мой город, уничтожая его деловую репутацию, разрывая на мелкие клочки даже немногое оставшееся.

Вы – самое страшное, что было с нами после войны. Впрочем, вы и сами это знаете.

 

Дмитрий Бессонов.

Показать больше

5 комментариев

  1. Дмитрий, здоровья Вам и удачи! Будьте аккуратнее и осторожнее! А газетенку эту про «движуху вперед» нам тоже в район припарковали.

  2. Ах-ре-неть…
    Помницца Путин недавно призывал волгоградскую молодежь равняться на своих предков — защитников Сталинграда.
    Ну и, действительно, как не взять в руки всё, что под них попадётся и не попытаться освободить город от этих назначенных «героев»-воров и ублюдков?

  3. Автору отдельное спасибо за прекрасный поэтичный слог!
    А Ваша гражданская позиция вызывает огромное уважение!
    Умница, Дмитрий!

  4. Ну да все так, как работник предприятия могу сказать, завод тупо отжали под надуманными предлогами, но тут одного взгляда на губернатора хватает, чтобы понять его замыслы.

Добавить комментарий для Сталинградец Отменить ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Close
Close